Интервью с Эдди Мецгером (Eddy Matzger). Части 5-9

Часть V: Интервью с Эдди Мецгером…

В котором легенда скейтинга говорит…

  • как ему нравится рисковать уходя от стаи
  • почему каждый раз он возвращается на ультрамарафон из Афин в Атланту.
  • почему он не участвует в мировом чемпионате по скоростному катанию на роликах


    Роберт: Известно, что вы часто уходите в отрыв во время гонок. Не могли бы вы немного рассказать об вашей стратегии гонок?

    Эдди: На самом деле все сводится к следующему: вы заплатили деньги за авиаперелет, вы пролетели пол страны или пол мира. Поэтому нет никакого смысла просто сидеть и ждать последних 200 метров до финиша, чтобы начать спринтовать. Возможно, у меня бы это хорошо получалось, если бы я этого хотел. Но это просто не имеет никакого смысла.

    Кроме того, мне нравится рисковать — не в Лас-Вегасе, а когда я катаюсь. Это то, что превращает гонку в удовольствие. Так что независимо от того, как далеко я от финишной черты — или как близко! — я всегда стараюсь сделать, чтобы что-нибудь произошло. Это моя натура. В гонке мне нравится быть протагонистом, а не любителем, который всегда остается в конце стаи.

    Мне это нравится даже во время тренировок. Когда велосипедист пытается меня обойти, я играю с ним. Мне это нравится!

    Роберт: Когда вы уходите в отрыв во время гонки, на чем вы вытягиваете?

    Эдди: До этой точки я экономлю силы. Я еду с руками на бедрах как можно больше и толкаюсь руками. Так что когда я ухожу в отрыв, я держусь на силе.

    Роберт: У вас есть любимая дистанция?

    Эдди: Пожалуй, нет. Мне нравятся все дистанции.

    Раньше 10 тысяч была любимой дистанцией для роллеров. Это была стандартная дистанция для бегунов, и все считали, что это была самая длинная дистанция, которую роллеры могут проехать. Но потом решили, что 10 тысяч была слишком короткой, если только все скейтеры полностью не выкладывались во время всей гонки.

    Марафон, с другой стороны, почти идеальная дистанция. Это один час катания на пределе, настолько быстро, насколько вы можете. И если это европейский стиль, то гонщики постоянно уходят в отрыв, что делает гонку очень увлекательной.

    Марафон все-таки немного короткий, но мне он нравится!

    Конечно, мне также нравятся более длинные гонки, как из Афин в Атланту, например [140 километровый ультрамарафон]. Более длинные гонки естественны для меня потому что — черт! — в начале карьеры я тренировался, гоняясь за велосипедной командой по всему городу. И средняя продолжительность тренировки для них была 65-80 километров.

    Роберт: Похоже, вы в своей стихии на гонке из Афин в Атланту, которую вы выиграли уже восемь раз. Это одна из ваших любимых гонок?

    Эдди: Да, причина по которой я возвращаюсь на нее каждый год в том, что это жесткая гонка. Иногда я бегаю не очень хорошо, и тогда мне приходится возвращаться и побеждать своих демонов. А в другие годы это так увлекательно, просто удовольствие. И я возвращаюсь, чтобы снова получить удовольствие.

    Роберт: Я обратил внимание, что вы не участвовали в мировом чемпионате в гонках на роликах несколько месяцев назад. Вы когда-либо участвуете в мировых чемпионатах?

    Эдди: Нет, никогда не участвовал. Одна из причин в том, что для того, чтобы участвовать в них, вам нужно тренироваться на душных крытых треках, и затем вам нужно участвовать в региональных квалификационных гонках, и в национальных, и наконец в мировых… Я просто никогда не хотел укладывать это в свой график.

    Был год, когда меня убедили попробовать участвовать в команде. Но тогда было вовлечено столько политики, и я не хотел в это втягиваться. Я просто катаюсь для удовольствия.

    Еще одна штука в мировых чемпионатах состоит в том, что те, кто в них участвуют, должны исправляться. Каждый год вы слышите истории, как одни гонщики хватают других гонщиков, и организаторы закрывают на это глаза… И потом много обвинений в использовании допинга… Становится просто неинтересно, когда доходит до всего этого.

    К сожалению, гонки на роликах не имеют достаточного порядка. Когда это произойдет, тогда, возможно, этот спорт станет олимпийским. Но пока поведение людей оставляет желать много лучшего. Я не могу сказать вам, как много раз мои гонки были испорчены людьми, которые били меня локтем по лицу или рукой по бедру, маскируя это как движения рук во время бега.

    Соревнования должны стать более честными.

    Несмотря на то, что я не участвую в мировых соревнованиях, я участвую в мировом кубке [таком как NorthShore марафон]. И там каждый раз встречаются лучшие скейтеры со всего мира. Так что каждая гонка — мировой чемпионат.

    Мне нравятся гонки с большим количеством международных участников. Чем больше, тем лучше, всегда!

    Я слышал, что в следующем году будет 100 километровый мировой кубок с шестью или восемью гонками. Я бы хотел на это посмотреть — 100 км это классическая дистанция.

     

    Часть VI: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • на каких роликах он катается
  • почему ему нравятся 100 мм колеса
  • почему он такой большой поклонник подшипников Twincam

    Роберт: Какие ролики вы сейчас используете?

    Эдди: Я ношу ролики, которые сделаны моим приятелем, Майком Миллером, который живет сейчас в Корее. Он не только большой спец в изготовлении композитных материалов [которые используются для основы беговых ботинок], но он также хороший портной. Он делает ролики, которые настолько хорошо и удобно носить, что вы можете носить их все время. Они как обувь для бега. Мои ноги даже не натираются после гонки.

    Мне нравятся ботинки с тремя миллиметрами пены между кожей и углепластиком. Большинство людей предпочитает пять миллиметров пены, что делает ботинки немного более мягкими. Но я хочу немного чувствовать дорогу, особенно, когда использую углепластиковую раму, которая также смягчает вибрацию дороги, и 100 мм колеса, которые смягчают ее еще больше.

    Но на самом деле важны не ролики, а гонщик. Если вы хотите иметь счастливые ноги, даже если ваши ролики не идеальны, вы можете работать над техникой. Вы можете сесть на свои ролики и убедиться, что вы толкаетесь пяткой или, как я говорю, толкаетесь через кость.

    Если вы толкаетесь носком, то это как носить шлепанцы. Вы поднимаете пятку внутри ботинка и это вызывает трение.

    Еще одна вещь, которая даст вам проблемы с ногами, это неправильный баланс. Если ваш центр тяжести не находится прямо над вашим роликом, ваши лодыжки будут заваливаться внутрь, и вы получите слишком большой вес на внутренней части конька, и это вызовет трение и потертости.

    Роберт: Какие рамы вы сейчас используете?

    Эдди: Обычно я катаюсь на карбоновых рамах, также сделанных Майком. Но он пока не сделал для меня рамы 4×100 [рамы которые подойдут для роликов с четырьмя колесами по 100 мм], так что я использую эти рамы от K2 [со 195 мм разбивкой].

    Роберт: Какими колесами вы сейчас пользуетесь?

    Эдди: Прямо сейчас я на этих замечательных колесах, сделанных в Южной Корее — Star Grip. Я бегал в Нью-Йорк Сити [2004 New York 100 K] на карбоновых рамах также с колесами этой компании. Хабы у них сделаны из карбона, также как дисковые колеса. Это была моя четвертая или пятая гонка на этих колесах, но они все еще живы.

    Я начал кататься на 100 мм колесах от Zenon. Они были запущены парнем, которого звали Анди Линдстром. Он был одним из первых людей, кто сделал монолитные ролики, которые представляют из себя ролики, где рама переходит в карбоновый ботинок.

    Когда он предложил эту идею использования 100 мм колес, все думали, что это самая нелепая идея. Затем он убедил меня попробовать, и они сразу мне понравились. Я ездил на них три или четыре года, перед тем как профессионалы стали их использовать. Теперь все лучшие бегуны используют 100 мм колеса. А те немногие, кто этого не делают, спонсируются компаниями, которые все еще пытаются избавиться от своих 84, 88, или 90 мм колес.

    Но действительно, 100 мм это настоящее. На марафоне из Афин в Атланту я надеюсь кататься с двумя задними колесами по 110 мм и 100 впереди [Он сделал это!].

    Роберт: Какой размер колес был у вас, когда вы начали бегать на скорость?

    Эдди: Семьдесят миллиметров [смеется].

    Роберт: Какой совет вы бы дали роллеробежцам, которые думают о переходе на 100 мм колеса?

    Эдди: Переходите! Я сразу перешел с пластиковых ботинок горнолыжного типа на минималистские низкие кожаные беговые ролики. Конечно, сначала это было ужасно. Но учишься быстро. Голь на выдумку хитра.

    Я могу вам сказать, что когда вы катитесь с вершины холма на скорости 50 км в час с какими-нибудь велосипедистами, вы обнаруживаете, что можете вытянуть еще немного и идти быстрее велосипедистов. Если вы на 80-х или 84-х колесах, и вы пытаетесь вытянуть еще немного на такой скорости, то у вас ничего не получится, потому что вы только выдохнитесь. Но на 100-х у вас есть еще одна скорость.

    И все эти разговоры о том, что кататься в гору тяжелее на 100-х тоже чепуха, потому что на роликах вы можете работать ногами и задавать частоту толчков, так что вы можете переключать скорости как хотите, независимо от того, какого размера колеса у вас стоят.

    Это не то, что у вас постоянно одна передача. Да, было бы непрактично использовать большую звездочку на велосипеде постоянно. Но на роликах вы можете просто взять ноги в руки и бежать когда хотите.

    Роберт: Когда вы поднимались на Килиманджаро в Африке в 1998-м, вы использовали внедорожные ролики с надувными шинами. Вы все еще пользуетесь ими?

    Эдди: У думаю, что я мог бы выполнить этот подьем с большей легкостью на роликах, которые я ношу сейчас [беговые ролики с четырьмя колесами по 100 мм]. Внедорожные колеса были просто для шоу. Несмотря на то, что у них были надувные колеса, технология просто отсутствовала.

    Роберт: Если бы вы использовали беговые ролики, не испортили бы вы подшипники, бегая по грязи и снегу?

    Эдди: Нет, мои подшипники [Twincam ILQ-9] настолько хорошо защищены, что это не имело бы значения. Загрязнениям было-бы трудно пробраться через S-канал [фирменная особенность подшипников ILQ-9]. И гель в подшипниках гидрофобный, так что даже если вода попадает внутрь, она их не испортит.

    Роберт: Как долго вас спонсирует Twincam?

    Эдди: На протяжении последних десяти лет… Twincam это компания, которая верила в меня на протяжении всей моей карьеры.

    Владелец начал заниматься подшипниками после того, как его первый бизнес по поставке запасных частей был разрушен, когда однажды зимой крыша его склада провалилась. После этого он решил заняться чем-то что-бы сопротивлялось окружающей среде… Поэтому для него очень важно иметь возможность положить подшипник на снег, продержать его там всю зиму и иметь возможность использовать его весной. [Twincam базируется в Миннесоте] Главное, что он сделал, это подшипник, который пуленепробиваем.

    Он поставляет подшипники производителям оборудования [таким как K2]. Но я пытаюсь помочь ему наладить послепродажный бизнес. Люди должны покупать его подшипники и устанавливать в свои ролики. Они действительно избавят вас от значительных неприятностей.

     

    Часть VII: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • о своем любимом приключении на роликах
  • о своей идее катания под водой
  • как обучение делает его лучшим скейтером

    Роберт: Вы катались во всем мире. Вы были на Килиманджаро. Вы катались по Великой Китайской Стене. Вы катались на беге быков в Памполоне. Из всех мест, где вы были, какое вам больше всего нравится?

    Эдди: Пожалуй, Индонезия. Это замечательное место для катания. Вы выходите из самолета, встаете на ролики, едете до пристани и берете паром до следующего острова. Затем вы катаетесь через этот остров и берете паром до следующего. Там ни у кого нет машин. Там всего несколько автобусов и грузовиков. Так что вы на самом деле сами по себе.

    Это здорово. Обезьяны сидят на дороге и разбегаются перед вами.

    Роберт: А куда вы едете в следующий раз?

    Эдди: Я не знаю. Но я открыт для предложений. [смеется] Может быть, я проеду от Карибского бассейна до Тихого океана через Панамский канал. Возможно там есть поразительные дороги через джунгли… к сожалению!.. свежие черные и ровные на тысячи миль с очень небольшим движением.

    Одна вещь, в которой люди из Дулута должны мне помочь, это катание под водой. Там есть места, где каменные обнажения просто уходят в озеро и я думаю, что если я достаточно утяжелюсь и одену оборудование для подводного плавания, я смогу кататься на этих камнях… Может быть, я это попробую.

    Роберт: Как вы себя ощущаете, катаясь на дорогах здесь, в Соединенных Штатах?

    Эдди: Я плачу налоги. Я считаю, что у меня тоже есть право находиться там.

    Роберт: Вы чувствуете себя комфортно с движением?

    Эдди: Прошло много времени, пока я стал чувствовать комфортно. Раньше я искал места для катания, места с небольшим движением, такие как велодорожки. И я болтался с велосипедистами. Они всегда знали лучшие пути в округе.

    Как в Атланте… я считал, что в Атланте невозможно кататься, а затем велосипедисты показали мне задние дороги… Что я понял, так это то, что всегда можно найти дорогу, независимо от того, насколько хорошо вы катаетесь.

    Роберт: Кроме гонок, вы также обучаете катанию на роликовых коньках на семинарах Эдди Мецгера, которые проводятся по всему миру. Как все это началось?

    Эдди: Все развивается естественным путем. Я начал просто участвовать в гонках и затем это вылилось в обучение и вдохновление людей. И после этого появилось совсем новое направление — это были семинары, которые я провожу уже десять лет.

    Я обнаруживаю, что во время семинаров я не только обучаю, но и тренируюсь сам. Мы много работаем над основами, и основы на самом деле важны для меня. Если вы профессионал в любом деле — музыкант, художник, атлет — вы постоянно повторяете основы.

    Кроме того, мне так нравится устраивать семинары, это как постоянно играть, но в то же время учиться. Те кто приходят на семинары, приходят чтобы получать удовольствие от катания. И когда видишь как люди загораются, когда они что-то изучают когда что-то получается… это напоминает мне о том, как я учился кататься и помогает пережить все эти клевые моменты.

     

    Часть VIII: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит …

  • совет ученикам
  • почему надо учиться кататься медленно
  • степень выноса при дабл-пуше

    Роберт: Какой самый важный совет вы можете дать ученикам?

    Эдди: Катание на роликах это прежде всего баланс. Это не зависит от того, какие ролики вы используете… или насколько сильны ваши ноги или лодыжки… или насколько хорошо вы подготовлены: самое главное — поймать баланс.

    Вы используете силу тогда, когда надо, но в остальном катание это как отпуск, расслабление. И в этом все. Если вы научитесь расслабляться, вы сможете сохранить энергию до того момента, когда она действительно нужна.

    Мой наставник, Диана Холум, научила меня что секрет быстрого катания в том, чтобы уметь кататься очень, очень медленно. Когда я тренировался с ней, у нас были эти гонки в замедленном действии. И цель была в том, чтобы быть на одном ролике или на другом, но не на двух, все время. Это было одно из самых важных правил, потому что катание это значит быть на одном ролике или на другом, но не на двух сразу, если вы не едите под гору.

    Мы должны были сделать, чтобы это выглядело как обычное катание, просто в замедленной съемке. И мы обнаружили, что если ты можешь ехать медленно — но с отличной техникой — и быть последним на финишной линии, тогда ты будешь самым быстрым гонщиком, когда ускоришься.

    Это как раз то, что происходит, когда вы кидаете кусок глины на гончарный диск. Если он не идеально в центре, то он просто разлетится вокруг, когда вы нажмете на ускоритель.

    Это жесткая правда с которой приходится мириться, но для того, чтобы ехать быстро, надо научиться ехать медленно. Многие хотят просто выйти и молотить, вместо того чтобы научиться контролировать свои движения и балансировать.

    Роберт: Но это же так здорово — быстро ездить.

    Эдди: Это так, но только если вы сделали домашнюю работу… Если вы хотите играть Итальянский концерт, то сначала надо научиться играть гаммы.

    Роберт: Не могли-бы вы объяснить толчок в дабл-пуше, который используется роллеробежцами?

    Эдди: Так, дабл-пуш был изобретен голландцами как способ кататься во время дождя. Во время дождя невозможно сделать длинный и сильный толчок без того, чтобы потерять сцепление. Так что голландцы добавили небольшой толчок под собой, чтобы компенсировать это.

    Дабл-пуш начинается как перекрестный толчок и заканчивается как обычный толчок. Так что у вас на самом деле два толчка на каждую ногу.

    Роберт: Вы ощущаете два толчка одновременно?

    Эдди: Да. Во время каждого толчка требуется, чтобы нога проходила от согнутого положения до прямого. Так что для того, чтобы сделать два толчка одной ногой, надо распрямить ее дважды и согнуть дважды.

    Вы начинаете с согнутого положения и затем толкаетесь до прямого положения, а затем вы снова сгибаете ногу и делаете обычный толчок.

    На самом деле это не так сложно как это пытаются представить. Но здесь есть несколько основных принципов, которые обычно отрицают — в частности то, что необходимо сделать два толчка на каждое движение ногой. Это не просто один карв [толчок задними колесами], за которым следует толчок.

    Угол коленей на самом деле должен измениться. В идеале он должен идти от 90 градусов до 180 градусов, обратно к 90 градусам и снова к 180 градусам.

    Если вы посмотрите на кого-нибудь вроде Чада Хедрика [чемпион по скоростному катанию на роликовых и ледовых коньках], он, возможно, начинает не с 90 градусов, а со 105 или 110 градусов. Таким образом, его первый толчок со 110 градусов до 180 градусов, так что это вынос 70 градусов. И затем он возвращается обратно до 110 градусов и делает обычный толчок.

    Так, вместо 180 градусов выноса на дабл-пуш, он получает 130 или 140, что больше 90. Идеальный одиночный толчок дает вам вынос 90 градусов. Так что если вам в сумме удается получить больше, чем 90 градусов, у вас эффективный дабл-пуш.

    Роберт: А какой дабл-пуш у вас? Вы сгибаете ноги на 90 градусов в каждом из двух толчков?

    Эдди: Нет, я этого не делаю. Я, пожалуй, мог бы это делать в течении одной или двух минут, но это было бы неэффективно длительное время.

    Роберт: А что было бы эффективно?

    Эдди: Существуют бесконечные вариации. Иногда нужно больше. Например, когда вы ускоряетесь, вы усиливаетесь и делаете бОльший дабл-пуш. В других случаях, ваш дабл-пуш просто пятно на экране радара… почти раздумье, которое питает ваш основной толчок небольшим изначальным моментом, который может вовлекать вынос только 20 градусов.

    Роберт: Как вы научились дабл-пуш?

    Эдди: Я научился этому от голландцев. Однажды я пытался бежать за парнем, который использовать дабл-пуш, и постоянно терял его, потому что не мог развивать такую же скорость, используя всего один толчок.

    Ну и после гонки я спросил его, что он делал и он сказал: «А, это был дабл-пуш», и продемонстрировал перекрестный толчок, за которым следовал обычный толчок.

     

    Часть IX: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • о будущем роликов
  • как долго он планирует бегать
  • о своих планах на будущее

    Роберт: В мире роликовых коньков произошло много изменений с тех пор, как вы начали кататься. Как вы думаете, куда это все идет?

    Эдди: Чем больше вещи меняются, тем больше они остаются теми же самыми… До сих пор это были американские горки. Были взлеты и падения.

    Мы снова будем наверху, несомненно. Я прошел достаточно волн для того, чтобы знать, что скейтинг не закончен и у него еще многое впереди.

    Сейчас он очень сильно развит в Корее. Производители устроили там кровавую баню — и когда все осядет, останется очень немного людей, кто будет этим заниматься.

    После Кореи следующим фронтом будет Китай. И затем… кто знает? Это может снова вернуться сюда.

    Основы спорта могут быть повреждены. Но в смысле количества талантов он всегда расширяется.

    И гонки никогда не уйдут, потому что это то, к чему люди всегда будут приходить. Люди могут говорить, что катаются для отдыха, но они всегда интересуются, как быстро и как далеко они могут ехать.

    Люди всегда будут пытаться расширить свои границы. Так что гонки останутся.

    Роберт: Сколько вам сейчас лет?

    Эдди: Тридцать семь.

    Роберт: Сколько еще лет вы планируете участвовать в гонках?

    Эдди: Я не знаю… Я думаю об этом 67-летнем, кто обошел меня на круг. Будет довольно забавно делать это, когда мне будет 67.

    Я был бы рад кататься когда мне будет 88. Это просто такая большая цифра. Двойная бесконечность!

    Роберт: Что вы будете делать через 10 лет?

    Эдди: То же, что я делаю сейчас, только гораздо больше.

    Роберт: В самом деле?

    Эдди: Да, потому что когда в чем-то преуспеваешь, то можешь делать больше. Например, когда-то я тратил шесть часов на то, чтобы залить все фотографии с какого-то события на мой веб-сервер (skatecentral.com). Теперь я трачу всего полтора или два часа.

    Это относится и к тренировкам. Я тренировался больше, чем достаточно. Теперь я уплотняю то, что делаю. … Когда вы становитесь более эффективным, вы можете больше сделать.

    Но, черт! Время покажет… Лучший план для меня всегда был не иметь никаких планов вообще.

    (Интервью прошло в сентябре 2004 г.)

    И снова спасибо, Эдди!

    Автор: Robert Burnson (перевод — Rolling Stone)
    Источник: http://inlineplanet.com/Interviews/eddymatzgerinterview5.html

  • Интервью с Эдди Мецгером (Eddy Matzger). Части 1-4

    Введение

    Легендарный скейтер Эдди Мецгер рассказывает, как он поднялся от неудачливого новичка до всемирно известного чемпиона.

    Роберт Бурнсон:

    Я сижу в рабочем кабинете, занимаюсь своими делами и слышу этот звук — «Кланк! Кланк! Кланк!», доносящийся со стороны фасада дома. Я подхожу ко входной двери.
    Передо мной гигант, стоящий на верхней ступеньке, или скорее человек, который выглядит гигантом, потому что стоит на роликах с колесами размером с глазированную пышку.

    Может быть, это Эдди? … Черт! Кто еще это может быть! … Кому еще вы могли бы позвонить с просьбой о телефонном интервью, и он скажет — «Конечно, но почему бы мне не прокатиться к вам, и мы сможем провести интервью у вас дома»?

    Заметьте, что мы не живем в соседних домах. На самом деле, мы даже не живем в одной области! (Эдди живет в 48 километрах от меня) … Кроме того, мы совершенно незнакомые люди!

    «Я сейчас найду вас на карте» — говорит он — «Какой у вас адрес?»

    Да-аа, кто еще это мог-бы быть, если не Эдди Мецгер!

    Если вы не следите за гонками на роликах и не смотрите шоу Рипли «Верите или нет» (Эдди был гвоздем программы несколько раз), немного информации об Эдди Мецгер.

    Эдди — это:

  • Победитель более сотни гонок на роликах, включая различные национальные чемпионаты
  • Первый человек, который взобрался на гору Килиманджаро НА РОЛИКАХ!
  • Первый человек который забрался на Великую пирамиду в Гизе НА РОЛИКАХ!
  • Единственный человек (достаточно сумасшедший!) кто участвовал в «Бегущих Буйволах» в Памполоне, Испания, НА РОЛИКАХ!
  • Скейтер, который соревновался с фуникулером на шоу Рипли (он выиграл)
  • Скейтер, который соревновался с верблюдом (да, с верблюдом!) на шоу Рипли (он проиграл)
  • Преподаватель популярного курса «Эдди Мецгер», проводившегося по всему миру
  • Недавний победитель (в шестой раз) гонки Нью-Йорк 100K (которую он выиграл через несколько дней после того, как выиграл Национальный Столичный марафон в Оттаве)

    Я мог бы продолжить. Но достаточно сказать, что Эдди Мецгер в лучшем смысле фразы Вальта Витмана — оригинал.

    Пока я угощал его фильтрованной водой, он терпеливо отвечал на мои вопросы в течении двух часов. Затем мы вышли и прокатились по живописному маршруту, с которого виден Каркинезский пролив, недалеко от моего дома.

    Катание с Эдди весьма поражает. Он двигается так легко и свободно, что тяжело увидеть компоненты его техники.

    Когда он на улице, он внушает уважение. Водители держатся от него на расстоянии, несмотря на то, что он, похоже, совсем не обращает на них внимание. Я думаю, что это из-за его внушительного вида. Он мускулистый и выглядит высоким на роликах (которые вращают 100-миллиметровые колеса). На самом деле, он среднего роста. Его рост без обуви — 173 см, что бывает не часто, имея ввиду его склонность к тому, чтобы делать все… домашние дела, стирку, даже спать иногда… в роликах.

    Местами наш маршрут был очень тяжелым. На самом деле, я бросил его много лет назад после травмы. Но маршрут вел назад, в направлении Беркли, где живет Эдди, поэтому мы его и выбрали.

    Я ехал с Эдди (несомненно, существенно снижая его скорость) несколько миль. Затем я развернулся и поехал домой.

    На обратном пути у меня открутился винт и тормоз стал болтаться. Меня это несколько беспокоило, потому что впереди меня ждали жуткие даунхилы. Но когда я подумал об Эдди, то решил, что мне пора отказываться от тормоза. Эдди, конечно, не пользуется тормозом, он показывал мне как делается передний T-стоп, когда мы выехали!.. Не есть ли это немного странно? Мой тормоз покинул меня на пути назад. Этого никогда не происходило!

    Так что я снял его совсем и поехал домой, тренируя передний T-стоп на холмах.

    Тормоз так и не вернулся на мои ролики, несмотря на то, что я продолжил ездить по этому непростому маршруту.

    Так или иначе, Эдди дал мне отличное интервью. У него обалденная биография, на основе которой можно сделать отличный фильм, и несомненно, однажды она станет основой для документального фильма. (По крайней мере, я надеюсь на это!)

    Так или иначе, Эдди очень заразителен. Никто не может служить лучшим примером совета Джозефа Кемпбела — «Следовать своему счастью».

    Вот первая часть интервью с Эдди Мецгер.

    Я буду выкладывать больше по мере того, как буду заканчивать обработку.

    И спасибо тебе, Эдди!

     

    Часть I: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • о занятиях спортом в школе, когда он был ребенком
  • об открытии инлайн роликов будучи студентом колледжа
  • как на первой гонке его обошел на несколько кругов 67-летний скейтер

    Роберт: Где вы выросли, Эдди?

    Эдди: Сан-Франциско. Когда мне было пять лет и я пошел в начальную школу, моя мама проводила меня до школы раз пять или шесть, а затем сказала — «Теперь ты сам по себе» [смеется]. Так я ходил в школу, когда мне было пять лет отроду.

    Роберт: Занимались ли вы спортом, будучи ребенком?

    Эдди: Да. В средней школе, во время перерывов, я играл в кикбол и бегал на соревнованиях по легкой атлетике.

    И каждый раз, когда мой папа приходил домой, я вис на нем и просил выйти на улицу и поиграть в мяч. Обычно он говорил, «Ох, я так устал» или «После ужина». Но иногда я его уговаривал. И, да, мы играли. И много раз он вытаскивал меня из постели в шесть утра и мы шли играть в теннис в парк Джулис Кан. Конечно, все хотели с нами поиграть, потому что они думали, что выиграют у нас. Но мы всегда играли хорошо.

    И в старших классах я занимался почти всем — бегом по пересеченной местности, футболом, баскетболом, волейболом, бейсболом и плаванием.

    Роберт: Были ли вы хорошим атлетом?

    Эдди: Я был неплох во всем. Не особенно выдающимся. Но очень неплохим. Я старался как мог.

    Но я должен сказать, все-таки, что я всегда в тайне хотел участвовать в школьном спектакле или мюзикле, и околачивался в гончарной мастерской и много занимался керамикой. Было бы здорово, если бы я мог прекратить заниматься спортом на некоторое время и попробовать театр. Но репетиции в театре всегда проходили в то же время, что и занятия спортом. И раз спорт был так естественен для меня, я просто застрял в нем.

    Роберт: Когда вы начали кататься на роликах?

    Эдди: Только когда я был в колледже. Мне кажется, это было в 1988-м. У моего друга, чей отец был агентом бюро приключенческих путешествий, была пара роликов, которые ему прислали из тогдашнего Rollerblade Inc. Эти ролики лежали в шкафу, пока я их не нашел.

    Дом моего друга располагался на вершине холма, поэтому мне пришлось учиться не так, как большинству — я учился тормозить до того, как я научился ездить, потому что быстро обнаружил, что тормозить о припаркованные машины не лучший способ остановиться.

    Я сносил колеса этих роликов до размера грецкого ореха. Затем, будучи хорошим другом, я заменил колеса и купил себе точно такую же пару роликов.

    Я ездил для того, чтобы добраться до школы и обратно, и для того, чтобы принести белье в прачечную, и для того, чтобы ездить в гастроном, и просто для того, чтобы передвигаться. Мне было так легко ездить на роликах, что я стал слишком ленив, чтобы ходить пешком.

    Довольно скоро я стал тратить все свои свободные деньги на колеса и оборудование для роликов. Для того, чтобы сэкономить, я ел рис и бобы. И я доедал салаты в салатных барах и старую сдобу в кофейнях. И я помогал организации под названием «Еда, а не бомбы», срезая кожуру с помидоров и делая эти большие котлы «похлебки», которая не была ни супом, ни кашей, но очень густым супом, который мы раздавали бездомным — и который я ел сам. Еще я брал доску в Народный Парк в Беркли и катался туда-сюда, и Голый Парень приходил и смотрел. Он носил свитер и больше ничего. И после катания на доске я ел с бездомными.

    В то время я был одним из немногих катающихся на роликах. И поэтому люди поворачивались на улицах в мою сторону и показывали на меня, когда меня видели. Теперь никто даже глазом не моргнет.

    Роберт: Как вы начали участвовать в гонках?

    Эдди: Когда я начал ездить, я не знал, что есть такая вещь как организованные гонки. Но летом 88, я поехал в Голландию посетить мою бабушку, которой было уже за 80. Моя мама приехала из Голландии, когда ей было 18. Так что у меня есть семья в этих краях до сих пор.

    В Голландии мы сняли катер и путешествовали по всей северной части страны, которая вся пронизана каналами, внутренними протоками, озерами и т.п.

    Было лето и не темнело примерно до десяти. Поэтому когда мы заканчивали дневное путешествие, я надевал ролики и изучал окрестности. Голландия не только повсюду соединена водными путями, но также маленькими велодорожками со знаками, говорящими вам, куда надо ехать, и даже со светофорами.

    И вот однажды вечером, во время моего катания я случайно наткнулся на роллерную гонку. Я видел этих людей, кричащих вокруг углов, идущих на полной скорости на роликах, и микрофоны, подвешенные на протяжении маршрута, и был диктор, ведущий прямой репортаж, и люди перевешивались через ограждения, чтобы посмотреть, и они колотили по ограждениям, когда скейтеры проходили мимо. Это было круто!

    Да, я был так впечатлен, что вернул обратный билет на самолет, чтобы посмотреть ролики, которые носили гонщики. У них были такие пятиколесные ролики, которые я никогда не видел до этого. Некоторые были низкие кожаные, как итальянские туфли.

    Я направился на поиски таких роликов. А моя семья тем временем отправилась домой. И затем, фигурально выражаясь, я дважды оказался в дураках.

    Первый раз это было, когда я уходил с фабрики, где я купил мои ролики. Я попробовал их надеть и выглядел довольно неуклюже, и все работники вышли, чтобы посмеяться над этим американцем, который пробовал пятиколесные ролики первый раз в жизни.

    Я остался в Голландии еще на три недели, думая, что этого будет достаточно, чтобы подготовиться к гонке и потренироваться и все такое. И я снова оказался в дураках.

    Я начал свою первую гонку и был обогнан на три круга 67-летним гонщиком. И ведущий поднял меня на смех в моих мексиканских шортах и безрукавке.

    Не стоит говорить, что я был уничтожен.

    Роберт: Но вы не бросили.

    Эдди: Нет. Я мог бы бросить в таком количестве мест по дороге, но это мне казалось неподходящим. И после гонки один парень пожалел меня и положил руку мне на плечо и сказал — «Эй, ты мог бы получить гораздо больше от своих роликов, если бы ты делал карвинг после толчка». И он показал мне, что такое карвинг. Так я понял, что в скейтинге надо гораздо больше, чем просто быть молодым и подтянутым, и это дало мне в дорогу домой небольшой луч надежды.

     

    Часть II: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • о преследовании Калифорнийской женской велосипедной команды
  • об обучении скоростному катанию на льду
  • о тренировках с олимпийской чемпионкой Дианой Холум

    Роберт: Когда вы вернулись в Беркли после того, как вас победил 67-летний скейтер, что вы сделали?

    Эдди: Тогда я начал преследовать Калифорнийскую велосипедную команду [велосипедная команда Калифорнийского Университета в Беркли].

    Они встречались каждый день в 14:45 и отправлялись на холмы в Беркли, и я следовал за ними.

    Я мог немного следовать за парнями, но потом выдыхался. Скорость женщин меня устраивала больше, и постепенно они приняли меня. И так я стал тренироваться с ними.

    Они всегда начинали на холмах, и затем ехали вниз и катались по равнине и возвращались обратно на холмы.

    Я получал классическую тренировку, когда следовал за ними и видел, как они разделяли недели. В некоторые дни они ездили далеко и медленно. В другие дни они ехали довольно быстро. И в остальные дни они спринтовали. В такой тренировке занятия меняются каждый день.

    Следуя за велосипедистами, я получал неплохую тренировку, но все же я не получал никаких формальных инструкций. Так что я был дилетантом.

    Роберт: Что вы понимаете под дилетантом?

    Эдди: Катание без соответствующей техники, которая действительно важна.

    Роберт: Как вы научились правильной технике?

    Эдди: Первое, что я сделал — я начал брать напрокат фигурные коньки по вечерам в четверг на катке Беркли, думая, что смогу лучше ездить на роликах, учась кататься на коньках.

    По чистой случайности в четверг вечером там собралась команда по скоростному бегу на коньках. Они катались на шорт-трековских лезвиях, и я начал гоняться за ними на фигурных лезвиях.

    Через некоторое время они убедили меня попробовать скоростные коньки. Так что я заказал скоростные коньки через «Мери и Грег Вонг» [основатели клуба бегунов на льду Голден Гейт в Беркли]. Все давали мне советы. Но это только запутало меня, потому что у каждого есть свое мнение по поводу того, как совершенствоваться.

    Моим лучшим наставником в это время был парень, который ставил мне только одну задачу, над которой я работал всю неделю. Я продолжал приходить вечером каждого четверга, и он немного говорил о моих ошибках и давал мне новое задание, над которым я должен был работать. Таким образом я не забегал вперед.

    Роберт: И что вы стали делать потом?

    Эдди: На самом деле я пошел дальше и тренировался у Дианы Холум. Она была многократной медалисткой олимпийских игр в Саппоро и тренировала Эрика Гаидена. [Гайден выиграл пять золотых медалей по гонкам на льду на олимпиаде в Лейк Плесиде в 1980 году]

    Я посетил первый из двух сборов, с Дианой Холум в 89-м. Она тренировала олимпийский резерв США и приводила молодежь в олимпийскую команду.

    Она была хорошим тренером. Я хорошо развился под ее руководством и научился многим тонкостям катания с техникой и балансом и ритмом, а не просто силой и физической подготовкой.

    Она сыграла большую роль в открытии для меня многих важных вещей, благодаря которым я стал лучшим скейтером. Она улучшила мой стиль катания. Она научила меня кататься используя бедро и вес — внешние силы вместо внутренних и силы ног… Она научила меня держать колени вместе, чтобы я толкался полностью используя свой вес при каждом толчке.

    Роберт: Насколько важно держать колени вместе, когда катаешься?

    Эдди: Если не держать колени вместе, то ваш центр тяжести не будет проходить через поддерживающий конек. И это приведет к тому, что лодыжки будут сгибаться наружу, и таким образом вы окажетесь на внутренних сторонах колес и будете быстрее уставать.

    Вы должны сводить колени вместе после каждого толчка и затем ехать накатом и потом начинать следующий толчок с коленями вместе. Вы не должны разделять колени до последней возможной секунды. Держа колени вместе насколько возможно, вы направляете вес своего тела на толчок.

    И это дает огромную разницу. Вы бесплатно получаете скорость, которую вы никогда не думали достичь.

    Роберт: Рассматривали ли вы когда-либо карьеру олимпийского гонщика на льду?

    Эдди: Диана Холум настоятельно рекомендовала нацелиться на Олимпиаду, применить научный подход и концентрироваться на чистом скоростном катании на льду. Но я все еще получал больше удовольствия как скейтер. Это была моя первая любовь. Я рассматривал гонки на льду просто как способ улучшить свою технику и стать лучшим скейтером.

    И потом, в 93-м когда я уже готовился принять решение о том, чтобы поехать на Олимпиаду, я делал халф-пайп [прыгая с рампы] и довольно неудачно упал. Я оказался слишком далеко от стенки и упал с высоты 3,7-4,7 метров прямо на бедро.

    Я потратил шесть-семь месяцев, чтобы вернуться к точке, где я снова смог кататься.

     

    Часть III: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • о восстановлении после травмы с помощью Норвежской системы тренировок
  • как он пропустил старт своей первой гонки в США, но тем не менее почти выиграл ее
  • как он выигрывал свои ранние гонки с помощью пятиколесных роликов

    Роберт: Что случилось с вашим бедром, когда вы упали с халф-пайп?

    Эдди: У меня была огромная гематома прямо на том месте, где мышца перерастает в сухожилие и прикрепляется к кости. Это было мясо. Оно не хотело заживать пока я не оставил его в покое. Было ощущение, что мышца оторвется от кости всякий раз, когда я делал что-либо. Вообщем, я просто много плавал в это время.

    Роберт: Как вы вернулись к скейтингу?

    Эдди: По счастливой случайности в это время я был в Голландии, куда я приезжал каждую зиму тренироваться на льду. Когда я снова смог кататься, я начал тренироваться по программе, которая часто используется Норвежскими лыжниками, во время которой вы не поднимаете сердечный ритм до определенного уровня. Они занимаются по этой программе на протяжении нескольких лет, я занимался несколько месяцев.

    Идея состоит в том, чтобы не превышать 70 процентов вашего максимально возможного сердечного ритма. Это улучшает способность перерабатывать кислород — максимальное количество кислорода, которое организм может переработать — и буквально увеличивает ваше сердце так, что оно может перекачивать больший обьем крови.

    Один раз каждые семь-десять дней вам разрешается переходить на максимальный ритм в течении 30 минут, чтобы организм не забыл, как надо работать в напряженном режиме. Но в остальное время вы не переходите через 70 процентов. И если вы делаете это в течении нескольких месяцев, вы достигаете поразительно хорошей формы.

    Мой максимальный сердечный ритм был около 200 ударов в минуту. Так что 140 ударов было той зоной, где я хотел-бы находиться в течении тренировки. Когда я начал на 140 ударах, я находился на внешней стороне 400-метрового трека и все обходили меня по внутренней. Затем, через месяц, я был на середине дорожки и обгонял половину людей, и другая половина все еще пролетала мимо меня. Но по истечении трех месяцев я мог кататься по внутренней дорожке вместе со всеми быстрыми людьми и при этом сохранять сердечный ритм 140 ударов.

    Если бы когда я начал тренироваться, я нагрузил себя до, скажем 188 ударов в минуту, я бы сдал. Мои ноги просто наполнились бы свернутым молоком и я бы внезапно стал катастрофически терять силы. Но по истечении трех месяцев я мог подняться до 194 ударов в минуту и не сдавать. Так что я понял, что эта тренировка принесла мне огромную пользу.

    Роберт: Вы много участвовали в соревнованиях, пока изучали технику катания?

    Эдди: Да. Я участвовал во многих соревнованиях в США. В 89-м я поехал на свою первую гонку в Соединенных Штатах, это была «Rock and Roll Race» в Лас Вегасе, одна из гонок Rollerblade.

    Я помню, что я не спал всю ночь, чтобы закончить реферат по геологии [он был студентом в Беркли в это время] и затем я ехал всю следующую ночь, чтобы попасть в Лас Вегас. Так что я не спал две ночи. Когда я добрался до Лас Вегаса, я получил свой номер и вернулся в машину, чтобы отдохнуть и уснул. К счастью, стартовый пистолет меня разбудил. Тогда я выбрался из машины и включился в гонку и мне пришлось обходить около тысячи людей чтобы оказаться впереди гонки прямо перед финишем.

    Я закончил вторым в этой гонке только потому, что первый парень нарушил правила, схватив меня за бедро около финального поворота. Но тем не менее, меня заметили, и тогда я получил бесплатную пару роликов и затем предложение быть посланным на другую гонку. И довольно скоро меня посылали каждые выходные на гонки по всей стране.

    Роберт: Кто вас посылал?

    Эдди: Rollerblade. И они постоянно пытались заставить меня отдать им свою жизнь. Имея хороший совет моего отца [юриста], я обычно никогда ничего не подписывал, и вместо этого заключал соглашения на словах. И если я и подписывал что-нибудь, то всегда добавлял в контракты много всякой чепухи.

    Компании всегда хотят заполучить вас навсегда. И многие, кого они соблазнили, и кто подписал контракты, до сих пор видят свои изображения, продаваемые сегодня на товарах, о которых они никогда ничего не слышали.

    Роберт: А какой совет дал вам ваш отец?

    Эдди: Он объяснил мне, что любой контракт хорош ровно настолько, насколько хорош параграф, описывающий его прекращение. Что я предпочитаю, так это рукопожатие и слово чести. Это самое лучшее.

    Роберт: Какой была ваша первая выигранная гонка?

    Эдди: Это была гонка, в которой я на самом деле был перемещен на четвертое место из-за того, что бежал в безрукавке, а не в велосипедном джерси. Я не знал, что это было нарушение правил. Я не прочитал написанное мелким шрифтом.

    Я сохранял записи обо всех моих гонках и т.п. И у меня где-то лежат записи о моих гонках за каждый год. Но, черт возьми, я был одним из первых, если не первым, кто привез сюда пару пятиколесных роликов, мне было легко выигрывать гонки. В то время у всех остальных были эти четырехколесные ролики с ботинком, как у горных лыж.

    Однажды, например, я поехал в Колумбию и состязался со всеми колумбийцами. И все что у них было — обычные ролики, так что я с легкостью у них выигрывал.

    Вначале технология была важнее, чем я сам: по чистой случайности у меня было преимущество. И иметь за спиной накатанные километры тоже много значит. Я занимался этим дольше, чем большинство людей, так что я мог держаться наверху.

    Роберт: Вы возвращались в Голландию на гонки, когда вы все еще учились?

    Эдди: Я продолжал приезжать в Голландию в качестве наказания в течении шести лет, пока в конце концов не выиграл в дивизионе A.

    Роберт: Теперь, после примерно 15 лет соревнований, вы выиграли более ста гонок во всем мире. У вас есть предпочтительная гонка?

    Эдди: Да, та, что начинается вовремя.

     

    Часть IV: Интервью с Эдди Мецгером…

    В котором легенда скейтинга говорит…

  • как он продолжает оставаться на вершине
  • о своих последних способах тренировки
  • как он готовится к гонкам

    Роберт: После 15 лет гонок, Эдди, как вам удается оставаться на вершине?

    Эдди: Я постоянно делаю что-нибудь другое. Например, последнее время я много плавал и бегал. Я начал плавать, потому что это был хороший способ ускорить восстановление.

    Я любил кататься настолько, что мог кататься постоянно и навредить себе. Так что бассейн был способом расслабиться и восстановиться и при этом получить хорошую сердечно-сосудистую нагрузку.

    Роберт: А что еще вы делали?

    Эдди: Я много занимаюсь «фартлек» тренировкой, которая означает использование предметов из вашего обихода, чтобы сделать тренировку интересной. Так, например, если вы видите белку, перебегающую дорогу, вы бежите за ней до следующего дерева. Или если вам повстречался стол для пикника, вы прыгаете с него и на него и, может быть, делаете прыжок с разворотом с верха.

    Основа фартек в том, чтобы варьировать однообразность ваших тренировок, развлекаться и изобретать новые вещи, которые можно делать. Вот почему катание на роликах никогда мне не надоедает — я постоянно придумываю что-то новое.

    Кроме того, как может что-то, что вы так любите, что вы делаете со всем своим сердцем и душой, когда-либо надоесть?

    Роберт: А что нового вы делаете в эти дни?

    Эдди: Одна вещь, которую я делаю последнее время, это катание на одной ноге настолько долго, насколько это возможно. Если я катаюсь вечером, например, я еду на одной ноге, и когда устаю переключаюсь на другую.

    Еще одна новая штучка — я полагаю, мои конкуренты не должны об этом знать, но кому какое дело? — я катаюсь с людьми на спине. Я ношу их как рюкзаки и затем катаюсь вверх по холму или делаю интервальную тренировку.

    Это делает вас сильнее. В футболе мы занимались этим постоянно. Кто-нибудь прыгал на вашу спину, и вы должны были бежать на вершину холма. Черт! Мы заканчивали рыдая.

    Роберт: Кататься на одной ноге тяжело… Как далеко вы можете уйти?

    Эдди: (смеется) Нам стоит попробовать установить мировой рекорд Гиннеса в этом. Я бы поспорил что смогу пройти милю… Но вы спрашивали, как оставаться на вершине. В общем, просто становишься более эффективным и сообразительным в тренировках. Раньше я катался по шесть-восемь часов каждый день. Но когда я стал лучше, я нашел обходные пути для того, чтобы тренироваться более эффективно и восстанавливаться быстрее после последней тренировки.

    Роберт: Сколько часов в неделю вы тратите на тренировки?

    Эдди: Это зависит от того, к чему я тренируюсь. Перед New York 100 K [25 сентября 2004], я начал серьезно тренироваться когда начался Тур Де Франс [3 июля].

    Я сказал себе: «Если эти ребята проводят на своих байках шесть часов в день, я тоже буду тренироваться по шесть часов в день». И таким образом у меня был свой персональный тур.

    Я разделил свою тренировку между катанием на роликах, плаванием и бегом и старался занимался по шесть часов в день. Сначала это меня полностью вымотало. Но затем мой организм стал привыкать… Удивительно, какую большую нагрузку может вынести человек!

    Роберт: Как вы понимаете, что вы перетренировались?

    Эдди: Теряешь желание выйти и делать то, что нравится!.. Когда организм что-то говорит, надо слушать. Я был рабом монитора сердечного ритма, но затем я стал понимать свой организм. Теперь я просыпаюсь по утрам и занимаюсь йогой. Если у меня хороший баланс, тогда я знаю, что я хорошо спал и могу нагрузиться тренировкой. Если я не очень в форме, я немного отступаю.

    Роберт: Делаете ли вы что-либо, чтобы психологически подготовиться к гонке?

    Эдди: Я больше не извожусь перед гонками. Раньше я сильно нервничал перед гонками и испытывал нервную дрожь и подтягивался к стартовой линии и думал: «Я забыл все, что я когда-либо знал о катании!» Но когда у вас 25 гонок в год, то они становятся обычным делом. И ты понимаешь, что ты ничего не можешь сделать перед гонкой, кроме как хорошо выспаться ночью.

    Не то, что я больше не чувствую возбуждения. Но я понимаю, что гонка — это просто кульминация всей тяжелой работы и подготовки, и ты ничего не можешь сделать для этого прямо перед гонкой.

    И затем, когда стреляет стартовый пистолет, уже нет времени нервничать. Потому что тогда ты прямо в гонке. Ты забываешь все нервозность и нервную дрожь и просто действуешь в порыве.

    Продолжение следует!
    Автор: Robert Burnson (перевод — Rolling Stone)
    Источник: http://inlineplanet.com/Interviews/introtheeddymatz.html

  • Комментарии закрыты
    200-120 210-260 200-310 SY0-401 810-403 300-320 400-101 70-533 N10-006 MB2-707 200-120 210-260 200-310 SY0-401 810-403 300-320 400-101 70-533 N10-006 MB2-707 210-060 400-201 9L0-012 642-999 300-115 MB5-705 70-461 1V0-601 300-206 352-001 70-486 300-135 NS0-157 PR000041 300-101 70-346 CCA-500 70-480 810-403 200-120 400-101 CISSP 200-120 210-260 200-310 SY0-401 810-403 300-320 400-101 70-533 N10-006 MB2-707 210-060 100-101 1Z0-803 9L0-012 70-480 200-310 EX300 ICBB 1Z0-808 AWS-SYSOPS 1Z0-434 300-070 CAS-002 352-001 1V0-601 220-801 N10-006 642-999 SSCP PMP 642-997 300-115 70-410 101-400 ITILFND 300-075 AX0-100 400-051 2V0-621 70-486 MB5-705 102-400 101 1Z0-067 220-802 70-463 C_TAW12_731 70-494 CISM PR000041 700-501 300-135 200-120 CISSP 400-101 810-403 300-320 210-060 300-070 210-260 300-075 300-101 NSE4 EX200 300-115 100-101 200-120 210-260 200-310 SY0-401 810-403 300-320 400-101 70-533 N10-006 MB2-707 210-060 400-201 350-018 ADM-201 CISSP 810-403 200-120 400-101 CISSP 300-320 350-018 300-101 210-260 300-208 MB2-707 400-201 SY0-401 70-462 EX200 100-101 1Z0-803 300-135 200-120 CISSP 400-101 810-403 300-320 210-060 300-070